Художница Нася Коптева: «Сказки формируют нашу систему координат»



Многие из нас занимаются рисованием, однако, мало у кого получается делать это по-настоящему стильно и «вкусно». Найти себя, найти свой фир­менный почерк сложно в любом деле, что уж гово­рить о работе с карандашами и красками.

Петербургский иллюстратор Нася Коптева создаёт удивительные и сказочные иллюстрации, делая это с присущим ей хорошим вкусом и эстетикой мини­мализма. Впрочем, лучше один раз увидеть.

— Когда Вы начали профессионально заниматься рисованием и как пришли к этому?
— Я крайне аккуратно отношусь к слову «профес­сионально», более того у меня, слава Богу, совер­шенно нет ощущения, что я уже куда-то пришла. У меня нет академического художественного обра­зования, но рисую я всю свою жизнь и совершенно не могу этого не делать. Сейчас я определяю иллю­страцию как ежедневное и очень важное дело, пол­ное бесконечных открытий, волшебства и радости. Могу сказать только, что встала на путь прекрасных испытаний, когда каждая новая задача в этой обла­сти как экспедиция, из которой возвращаешься бо­лее опытным и немного другим.

— Была ли в Вашей жизни профессия, которой Вы занимались до того, как стали иллюстратором?
— Почему же сразу «была»! (Улыбается.) По образо­ванию я — маркетолог, и перестать в один момент им быть достаточно проблематично, особенно по­сле стольких лет совершенствования в этой обла­сти знаний. Digital-маркетинг и сейчас продолжает быть мне интересным, просто это переросло из по­стоянной работы в рекламном агентстве в консуль­тирование и поддержку отдельных, особенно близ­ких мне по духу, проектов.






— Сразу ли выработался Ваш фирменный стиль рисунка?
— Мне сложно судить со стороны. Знаю только, что свою девочку я начала рисовать ещё в глубоком детстве, затем на какое-то время позабыла про неё, а однажды рука сама вспомнила и уже не останавливалась. И хотя линии с годами стали увереннее, а пропорции — более гармоничными (хочется наде­яться, во всяком случае) — на самом деле, мало что изменилось.

— Чем Вы вдохновляетесь при создании своих ра­бот?
— Я отвечала на этот вопрос очень много раз и де­лала это очень по-разному (что не отменяет факта, что всё обозначенное как источник вдохновения, им для меня и является). Но, если говорить, не впадая в излишнее самокопание и не припоминая всё вдох­новляющее — от купания голышом в спящем вулка­не до фресок Новодевичьего монастыря, — чтобы захотеть рисовать мне достаточно чистого стола. Если рядом будет вышивать/рисовать/просто бу­дет мой муж — совсем волшебно. (Улыбается.)

— Где в интернете (и не только) можно увидеть под­борку Ваших работ?
— Скоро, надеюсь, заработает сайт nasyakopteva.com, на котором можно будет познакомиться с не­большой подборкой моих картинок. Отдельно наш с Сашей (прим. ред. — муж Наси) мэйл-арт можно по­смотреть на сайте нашего проекта fishmailart.com, который, правда, мы давненько не обновляли, хотя писать друг другу не перестали (планируем испра­виться в этом году и продолжить выкладывать наши опыты). Плюс я достаточно часто показываю что-то в своем аккаунте в instagram (@nasyakopteva).Что касается выставок, то осенью прошлого года наши с Сашей картинки выставлялись в небольшой венской галерее Raum mit Licht, совсем недавно — в дружественном вегетарианском кафе, а к весне, если всё будет хорошо, то несколько моих спилов полетят в Берлин. Как бы картинки не начали нас обгонять по количеству путешествий. (Смеётся.)





— Расскажите немного о процессе создания Ваших рисунков. Какие краски Вы используете, на каких материалах любите рисовать и так далее. Возмож­но, у Вас есть особенное место, где Вы больше все­го любите творить.
— Я использую всё, что попадается под руку: все­возможные маркеры, фломастеры, акрил, каран­даши, акварель, тушь... Разве что маслом пока не пишу. (Улыбается.) Выбор материала может быть продиктован необходимостью намешать опреде­ленный цвет, добиться особенного эффекта, а ино­гда просто руки сами к чему-то тянутся, и я не смею им противиться. (Смеётся.) Больше всего люблю рисовать на деревянных спи­лах и почтовых конвертах. Обе эти мои страсти родом из детства, и обе вызваны периодической нехваткой бумаги для рисования, которую я легко заменяла тем, что было под рукой: дощечками, ис­пользованными конвертами советских времён, ка­мешками с морского берега.

Перед красивой новой бумагой я, признаться, до сих пор немного робею, а в работе с такими ма­териалами, как спил дерева, наоборот, чувствуется свобода от ощущения, что оно, поваленное сильным ветром, теперь обретает свою новую — светскую — жизнь, становится хранителем небольшой рисован­ой истории, выставляется, путешествует. Уже это само по себе волшебство, мне кажется.
Что касается места или условий, то больше всего меня сподвигают на работу: чистое рабочее про­странство, хорошо проветренная комната, тихая музыка от проигрывателя пластинок и Сашка, выши­вающий/рисующий/читающий книгу рядом.

— Расскажите о своём проекте 52factory.
— Это наше с мужем маленькое, но уже очень лю­бимое дело. Как, наверное, многие, мы стали при­думывать и создавать штуки, в которых сами испы­тывали потребность. Например, деревянный Петербург Саша придумал, когда я временно жила в Москве и очень скучала по городу, а теперь мы в каждое путешествие берём его с собой. Открытки появились из-за моей стра­сти к рисованию на дереве, Саша тогда напилил мне дощечек, а я на них рисовала целые маленькие истории и отправляла ему — когда мы поняли, что нам хочется поделиться этим и с другими людьми, а рисовать для каждого нет никакой возможности, то мы начали печатать на дереве и выпускать не­большие серии деревянных карточек с моими ил­люстрациями.

Пока на сайте 52factory.ru можно обрести дере­вянные города (Петербург и Москву), настольные органайзеры из дуба, предметы с моими иллюстра­циями (бумажные и деревянные почтовые карточки, кружки, чехлы для iPhone), и за каждой вещью из со­всем небольшого ассортимента стоит важная для нас история, кропотливый процесс воплощения- тестирования и необыкновенная радость от дела, от того, что уже случилось... И от появления сона­правленных людей, с которыми мы познакомились благодаря этому проекту. Уже ради этого его сто­ило начать.






— В описании 52factory вы пишите о том, что созда­ёте предметы для осознанной и гармоничной жиз­ни. Какой она видится вам в современном мире?
— Мы очень многое вкладываем в предметы, кото­рые придумываем — сил, души. Нам хочется, чтобы человеку было красиво не только в музее, но и у него на столе, в кармашке, в почтовом ящике. Из этой ма­ленькой ежемоментной красоты — я тут не про кра­соту общепризнанную, а, скорее, про верный заряд вещей, которые его окружают — появлялось боль­ше сил созидать, открывать, радовать, что-то соз­давать самому. Когда мы говорим об осознанности и гармонии, то, скорее, имеем в виду отсутствие равнодушия — к ближнему, к дальнему, к природе и к тому, например, где хранить свои письменные принадлежности, из какой кружки пить чай.

— Ваши работы пропитаны сказочными темами. Как Вы считаете, какую роль в жизни не только детей, но и взрослых играют сказки?
— Сказки формируют нашу систему координат, являются прекрасными проводниками во все слои и особенности менталитета разных народов, по ним можно многое понять об отношении к любви, смер­ти, добру, злу, труду, дружбе, чуду и так далее, кото­рое сложилось в обществе. Что исторически стало важным, а что — второстепенным. Это удивительно увлекательное исследование не только для детей, но и для взрослых. Быть может, нам всем, вне зави­симости от культурной принадлежности, возраста, рода деятельности и иных особенностей, просто необходимо чудо.

— Существуют ли для Вас гуру — художники, кото­рым вы вольно или невольно подражали/подража­ете и просто восхищаетесь ими?
— Художников, которых сильно люблю, достаточно много, они очень разные и, к сожалению, их всех объединяет только то, что все они уже мертвы. Сейчас я пытаюсь как раз выразить восхищение од­ним из наиболее мне доступных способов: я рисую важных для меня личностей от искусства. Там, ко­нечно, и художники присутствуют. (Улыбается.) Все они, так или иначе, оказали влияние на всё, что я де­лаю. Другой вопрос, что я могу насмотреться позд­него Шиле и пойти рисовать райских птичек, и тут нет прямой корреляции или стремления подражать. Осознанного, во всяком случае. Вообще, насколь­ко я могу это в себе отследить, картина обычно не сподвигает меня на написание своей картины, зато я, например, могу насмотреться искусства, прийти вдохновленная из галереи домой и сварить красивый суп.




БЛИЦ

— Самое счастливое событие в вашей жизни?
— Впереди.

— Что вы хотели бы изменить в себе?
— Просится список, который едва ли окажет­ся коротким.

— Что Вам нравится в себе?
— Внимательное сердце.

— Место, где Вы чувствуете себя лучше всего?
— Место, где есть мой муж и большая вода. Но можно и без воды, если что.

— С кем из ныне живущих людей вы бы хотели познакомиться?
— С любым человеком, у которого можно на­учиться чему-то волшебному.

— Страна, в которой вы не были, но хотели бы побывать?
— Их две — Япония и Исландия.

— Какие качества Вы более всего цените в мужчине?
— Созидательную силу, ответственность за свои дела и поступки, великодушие, неза­урядный ум и доброе сердце.

— Какое Ваше любимое занятие?
— Спать на свежем воздухе, обнимать Сашу и рисовать.

— Ваша любимая сказка?
— Всё, что написала Туве Янссон о Муми-троллях, и сказки маленьких народов и дале­ких стран.

— Что Вы выберете: чай или цикорий?
— Заваренную мяту.


Интервью: Виталий Комаров
Фотографии: Мария Павлова

Comments