Who-Is-She: журналист Тутта Ларсен

Тутта Ларсен

Мало найдётся людей, чьё детство, юность или молодость приходились на 90-е и нулевые, и которые при этом никогда бы не слышали о Татьяне Романенко или, как все её знают, Тутте Ларсен — одном из самых известных ви-джеев российского MTV. Сегодня все мы можем только ностальгировать по тому самому MTV, который в последние годы своего существования полностью изменил формат и, в конце концов, закрылся.

Изменилась и жизнь Тутты Ларсен — теперь она мама двоих детей, ведущая тематических программ на радиостанциях Весна и Столица FM, а также музыкальной передачи на детском телеканале «Радость моя». Who Are They Mag поговорил с Татьяной о причинах закрытия российского MTV, различиях между работой на радио и ТВ, личном музыкальном опыте героини интервью, а также затронул одну из самых острых социальных тем.

— Татьяна, по нашим подсчетам, вы проработали на музыкальном фронте журналистики около десяти лет. Несмотря на то, что ваша передача «Выше крыши» на детском телеканале также посвящена музыке, она далека даже от намека на шоубиз. Почему вы оставили его?
— Заниматься музыкальной журналистикой для меня был смысл только на MTV. Любые другие её формы являлись для меня компромиссом и деградацией. Есть хорошая музыкальная журналистика в печатных СМИ, но после MTV это уже не так интересно и ярко. Прочие же телевизионные каналы настолько бедны своим форматом, что работа на них стала бы абсолютно неравноценной заменой. И потом, я выросла, у меня появилось желание заниматься более взрослыми вещами. «Выше крыши» — это совершенно другая история. Здесь пятьдесят процентов музыки, акустического концерта, и пятьдесят — разговора. Разговора о важном, духовном, о жизненном пути. Такая передача могла бы выйти на MTV, но, как вы знаете, этот канал в России погубили, поэтому всё, что там не вышло, уже не выйдет никогда.

— Раз мы заговорили про MTV, расскажите, чем отличался российский MTV времени начала вашей работы на нем и MTV времени последних лет его вещания?
— Последние годы вещания канала я уже там отсутствовала, но мне кажется, что люди, пришедшие на MTV после ухода Бориса Зосимова, который, собственно, придумал и реализовал эту историю в России, не заметили одной важной вещи: MTV всегда был гораздо больше, чем просто телеканал и больше, чем просто бизнес. Это было сообщество уникальных профессионалов, объединённых глубокой верой в то, что они делают. И когда новое руководство стало делать из MTV чистой воды бизнес, тот, что я называю, «костерок», вокруг которого мы все грелись и от которого питались, был ими растоптан. Они просто не заметили того горения и той любви к своему делу, которое было у всех нас. Этот канал не мог существовать только по законам бизнеса: он маленький, нишевый, у него не какие-то там громадные рейтинги. Российский MTV был штучным товаром ручного производства.
— Отличался ли наш канал MTV от американского?
— Думаю, что русский MTV как раз и отличался от американского тем, что у нас идея, чувства и эмоции людей, которые работали на канале, преобладали над бизнесом и деньгами. Разумеется, были необходимы какие-то преобразования в соответствии с реалиями того времени, однако не столь радикальные и разрушительные. Люди, которые пришли на MTV, тупо разогнали всю команду. Было ощущение, что они появились для того, чтобы разрушить всё до основания, а затем построить что-то другое. В принципе, «что-то другое» построили, но на деле оно оказалось абсолютно неинтересными и нежизнеспособным, поэтому быстро загнулось.

Тутта Ларсен в детской библиотеке

— У вас большой опыт работы как на радио, так и на телевидении. Всё-таки, в каком из этих форматов вам интереснее и комфортнее работать?
— Сравнивать телевидение и радио не совсем корректно просто потому, что телевидение — это гораздо больше возможностей, гораздо более широкая аудитория, совершенно другие деньги и рейтинги. Однако с точки зрения драйва и удовольствия радио для меня важнее: здесь есть настоящий прямой эфир, а на телевидении он довольно опосредован — отсутствует интерактивное общение со слушателями или зрителями. Живая беседа — это самое классное, что есть в моей профессии. К тому же на радио у меня сейчас есть два замечательных формата: на Весна FM я делаю акустический концерт и ток-шоу, а на Столице FM общаюсь с бизнесменами, открывая для себя целую вселенную удивительных, прекрасных и талантливых людей.
— Да, после этих передач язык не повернётся сказать, что в России отсутствует качественный бизнес.
— Или что у него нечеловеческое лицо.

— Не секрет, что с музыкой в вашей жизни связана не только работа на ТВ и радио. Музыкальная школа по классу гитары, участие в нескольких музыкальных группах. Практикуете ли вы музицирование сегодня в том или ином виде?
— Увы, нет. Я довольно долго занималась вокалом, но так и не встретила тех людей, с которыми хотела бы создать музыкальный коллектив. Да и потом, это отнимает очень много времени, этому нужно всецело отдаваться. Несмотря на то, что я не оставляю мечты снова запеть и обрести какой-то музыкальный коллектив, сейчас в моей жизни всего этого нет. Гитара пылится в шкафу, лишь изредка извлекаясь оттуда мужем, который что-то на ней подбирает. Иногда я беру её в руки, но совершенно не помню... Помню три блатных аккорда и всё. (Смеётся.)

— Кем вы хотели стать в детстве и в какой профессии хотели бы видеть своих детей?
— Сначала я хотела быть космонавтом, конечно же, затем палеонтологом, после этого довольно долгое время — актрисой, однако, оказавшись в двенадцать лет на съёмочной площадке и увидев актёрский быт, я поняла, что актрисой быть больше не хочу. Тогда я решила, что буду журналистом, как и моя мама. На тему профессии моих детей я совершенно не думаю. Они талантливые, яркие личности, но мне, в принципе, всё равно, что они в этом плане выберут. Для меня гораздо важнее, чтобы они выросли хорошими и самодостаточными людьми: с внутренним стержнем, чёткими духовными ориентирами, умением не только брать, но и отдавать. Я хочу, чтобы они были не потребителями, а создателями. Будет ли всё это связано с их профессиональной деятельностью, или с хобби, или с какими-то талантами, для меня это второстепенно.
— Не хотелось бы передать им свою «эстафетную палочку»?
— Журналистика — это тяжёлый хлеб, на самом деле. Будучи на стыке серьёзной журналистики и шоу-бизнеса, я ощущаю это как никто другой. Именно поэтому, наверное, журналистского труда я своим детям не желаю, хотя выбор, в любом случае, будет за ними.

Тутта Ларсен читает "Вафельное сердце"

— Напоследок мы хотим задать вам вопрос как верующему человеку. С одной стороны можно наблюдать большое количество людей, которое обращается к христианству, приходит в храмы. С другой — все растущий накал общественных страстей вокруг православия и Русской Православной Церкви, который было трудно себе представить еще десять лет назад. С чем вы связываете такое положение вещей?
— Я думаю, с тем, что церковь очень активно идёт на сближение с обществом и вмешивается в те сферы и вопросы, которые традиционно считались светскими и никогда не обсуждались с духовной точки зрения. Православная церковь крепнет как социальный институт и начинает влиять на общественное мнение, на те законы, по которым существует общество, а обществу это, разумеется, не нравится, ведь все предложения, вносимые церковью, достаточно жёсткие и консервативные. Большинству людей совсем не улыбается жить по заповедям. Конечно, в церкви тоже есть масса своих проблем, не случайно же к ней регулярно возникают разного рода вопросы. Однако каждый раз, когда я начинаю обсуждать эту тему со своими друзьями, коллегами и особенно френдами на Фейсбуке, я задаю себе один простой вопрос: какое отношение это имеет к спасению моей души? Часы патриарха, православная мода от Всеволода Чаплина, Pussy Riot и многое другое, какое имеет отношение? Никакого.

— Относитесь ли к вы числу тех людей, которые считают, что все эти разговоры — целенаправленное поливание грязью РПЦ?
— Безусловно, здесь не обходится без определённых информационных технологий, причём как с одной стороны, так и с другой. Самым страшным оружием на сегодняшний день является слово. Даже если посмотреть на то, что сейчас происходит между Россией и Украиной: вся война ведётся в области СМИ. Это не менее страшно, чем пролитая кровь. Именно поэтому я стараюсь не погружаться в эти вопросы, в противном случае можно отвлечься от того, что для тебя действительно важно.

БЛИЦ

— Самое счастливое событие в вашей жизни?
— Рождение детей.

— Что вы хотели бы изменить в себе?
— Наверное, пусть всё останется как есть. (Смеётся.)

— Что вам нравится в себе?
— Детская непосредственность и умение смотреть на мир широко открытыми глазами.

— Место, где вы чувствуете себя лучше всего?
— Дом.

— С кем из людей вы бы хотели познакомиться?
— Со святителем Лукой.

— Страна, в которой вы не были, но хотели бы побывать?
— Страны Латинской Америки.

— Какие качества вы более всего цените в мужчине?
— Чувство юмора и верность.

— Какое ваше любимое занятие?
— Сон. (Смеётся.)

— Чай или цикорий?
— Красный чай.

Тутта Ларсен раздаёт автографы

за содействие в проведении съёмки

Comments

  1. С большим интересом прочитала. Тутта ооооочень интересная персона, как оказалось.

    ReplyDelete
    Replies
    1. Спасибо! Мы тоже так считаем

      Delete

Post a Comment