Who-Is-He : Кирилл Вселенский : руфинг как профессия

Кирилл Вселенский

«За путешествиями необязательно куда-то ехать, их можно найти в своем собственном городе», — так рассуждает руфер Кирилл Вселенский. О его «выходках» неоднократно писали крупные печатные и интернет-СМИ, в том числе международные. Фотографии Кирилла пользуются большим коммерческим спросом, несмотря на весьма нелегальный способ их добычи. В Москве не осталось ни одной крыши или высотки, на которую не ступила бы его нога. Руферство Кирилла даво вышло за пределы России: достаточно упомянуть его «покорение» египетских пирамид, Голубой мечети и туннелей белорусского метро. Однако у Кирилла есть еще одно важное достижение — он сумел монетизировать руферство и сделать его своей основной работой, запустив проект Moscow Views. Об историях своих путешествий, целях и нестандартном для большинства людей бизнесе Кирилл Вселенский рассказал Who Are They Magazine.

— Расскажи нам, пожалуйста, как ты докатился до такой жизни и начал заниматься руферством и прочими полазками?
— Началось все как у многих. Я увидел фотографии блоггера Виктора Профессора с заброшенной радиовышки в Галиче (прим. — ее высота составляет 350 метров). Потом подписался на его блог в ЖЖ, где впоследствии нашел Варламова, набирающего тогда популярность за счет фотографий крыш. Правда он делал это легально: под одной из фотографий я нашел подпись «спасибо компании Донстрой за фотографию». Я написал в компанию «Донстрой», мол пустите меня тоже пофоткать. Естественно мне даже никто не ответил. Потом я обнаружил, что есть большое количество молодых людей, которые занимаются руфингом самостоятельно. Однако как тогда, так и сейчас, вход в руферскую тусовку является непростым: люди со стороны не понимают, что просто так тебя на крышу никто не поведет. В итоге я и мой друг начали лазать по крышам самостоятельно. Делали это буквально по горячим следам: например, ты видишь, что кто-то куда-то залез, значит ты тут же тоже идешь туда, потому что знаешь — там сейчас открыто. Начинали мы с обычных жилых домов в центре, но затем решили перейти к более высоким точкам, попробовав свои силы в Москва-Сити. Раньше попасть на крыши этих небоскребов было гораздо проще, чем сейчас. Спустя какое-то время я купил фотоаппарат, потому что мне хотелось запечатлеть то, чего многие люди никогда не увидят.

— Со скольки лет ты занимаешься руферством?
— С шестнадцати.
— Часто ли ты попадаешь в руки правоохранительных органов?
— Не часто, но бывает. В России в этом нет ничего страшного, так как законом не запрещено находиться на крыше. Чердачные двери обычно опечатываются, поэтому максимум, что нам грозит — 100 рублей штрафа за срыв пломбы. Если территория охраняемая, то это уже статья 20.17 административного кодекса «Нарушение пропускного режима охраняемого объекта» и штраф 500 рублей, который мне выписывали два раза.

— Ты решил коммерциализировать свою деятельность. Каков возраст MoscowViews и насколько этот проект самодостаточен?
— MoscowViews исполнился год. Мы подумали и решили, что обладаем умениями и навыками, которых нет у других фотографов, за счет чего мы можем делать снимки городов совсем иного качества. Однажды я искал в гугле фотографии Москвы, после просмотра которых мне как жителю столицы стало стыдно, что они где-то печатаются. У нас с друзьями скопился обширный архив фотографий Москвы, поэтому мы решили запустить что-то вроде фотобанка с нашими снимками. Так и появился проект MoscowViews. Коммерциализация происходит в основном за счет съемок интерьеров, архитектурных сооружений для строительных компаний, ну и разных видов города для календарей.
Руферы сталинская высотка
— Много ли у вас на сегодняшний день клиентов?
— Не знаю, как это оценить, но пока хватает. Сейчас основные съемки — это интерьеры. У нас есть два контракта с агентствами недвижимости, которым мы на постоянной основе снимаем коттеджи, пентхаусы и так далее. Администрация Ярославля заказывала нам съемку зимнего города. В принципе, им было абсолютно все равно, как эти снимки будут получены, главное — это получить качественный продукт. Вообще коммерциализация началась для нас совершенно с другой стороны. Мы сняли своё первое видео на Московском мосту в Киеве, где показано, как мы в течение пятнадцати минут на него поднимаемся. Неожиданно для нас самих видео набрало 1,5 млн. просмотров. После этого на нас стали выходить различные компании. Например, мы сняли ролик для Chupa Chups на мосту к острову Русский, который собрал 2,5 млн. просмотров за 2 недели. Также мы снимали рекламный ролик к последней части фильма про человека-паука. Конечно, руфинг очень сложно коммерциализировать, потому что это всё на грани закона. Многие компании отказываются поддерживать нас открыто. Тем не менее различные бренды одежды сотрудничают с нами и регулярно передают нам свои новые коллекции.
Кирилл Вселенский
Кирилл Вселенский
— Думаю, всем будет интересно подробнее узнать о твоих самых громких вылазках: например, в Египте, Белоруссии или на мост к острову Русский. Как долго идет подготовка к подобного рода предприятиям и в чем секрет их успеха?
— Секрет успеха, как мне кажется, в том, чтобы не бояться невозможного. Возможно всё. И если не получается, то нужно просто попробовать зайти с другой стороны. Наши самые известные вылазки начались ещё в Москве с башни Федерация. Ее владелец — господин Полонский — объявил своё здание самым безопасным в Европе. На его последнем этаже располагался бассейн и клуб только «для своих», то есть никто не мог попасть туда без личного разрешения Полонского. Мы туда проникли, пофотографировались, выложили фотографии в ЖЖ, и в итоге пост попал в топ. Даже сам Полонский оставил комментарий: «Крутые фотки, ребят». Тем не менее, нам начала названивать охрана Миракса и говорить, что они нас найдут, убьют и всё в таком духе. Потребовали удалить пост, что мы и сделали. Самое забавное, что позднее мы попали на работу к Полонскому. У него была встреча с блоггерами, на которую пришли и мы. Охрана несколько раз отводила нас за локти и говорила что-то вроде: «Если хотите выйти отсюда — не подходите к Полонскому». Позже я узнал, что с тех пор охрана завела аккаунты в социальных сетях, через которые следили за нашими передвижениями.
Далее была Белоруссия. Мы побывали на всех крышах в центре города, в том числе напротив КГБ и резиденции Лукашенко. Однако больше всего белорусские власти зацепило наше проникновение в метро. В том числе потому, что за полгода до этого у них в подземке произошёл теракт. Мы проникли туда через Метрострой, всё пофоткали и выложили в интернет отчёт, причём с таким подтекстом, мол белорусские власти не могут скрывать свои секреты. Они на это очень обиделись, начали названивать нам из Администрации Президента с угрозами посадить. Это был такой первый резонансный случай. После него был как раз мост на остров Русский. Там социальные сети тоже сыграли с нами злую шутку. Мы залезли на мост и по привычке начали постить в твиттер и инстаграм. Нас спалил крановщик, спустил вниз, где уже была местная охрана. Русский мост — это объект саммита АТЭС, до которого оставалось полгода, поэтому все были на стрёме. Охрана вызывает полицию, полиция вызывает транспортную прокуратуру, транспортная прокуратура вызывает ФСБ. Решающим было решение фээсбэшника из Москвы, которому мы смогли донести мысль о том, что наше хобби — путешествовать по стране, фотографировать. В итоге нас отпустили, впаяв 500 рублей штрафа. Хотя полиция долго листала уголовный кодекс, пытаясь найти подходящую статью.

Первой зарубежной поездкой стало путешествие в Стамбул, где мы залезли на Голубую мечеть и Гранд Базар. Кстати, надо сказать, что очень важно изучить местные законы. Например, в Дубаи за подобное проникновение могут посадить на три месяца, а в США выставить штраф в тысячу долларов, либо арестовать на месяц. На Гранд Базаре нас поймал полицейский с собакой и стволом, при этом мы знали, что в Турции патрульные имеют право применять боевое оружие. Нас нормально так попинали и отвели в полицейский участок. Там оказалось, что начальник полиции учился в России и знает русский язык. Он объяснил нам, что «фотографировать плохо, они подумать, что вы воры, поэтому вас пинать, извините, всё нормально». И мы ещё успели побежать обратно на этот Базар, постучаться к тем же полицейским и попросить пофотографировать. Они уже как «старые друзья» пустили нас. Такая вот первая история встречи с иностранной полицией.

Следующая поездка была в Египет, Каир. Я поселился в отеле прямо напротив пирамид. Два дня ходил на экскурсии и смотрел, как на них можно залезть. В Египте военное положение, поэтому пирамиды охраняются именно военными. Я нашёл какую-то дырку в заборе и в три часа ночи полез на одну из пирамид, что заняло у меня полчаса. Я всё пофотографировал и на рассвете пошёл к спуску. Когда я перелезал через забор, меня заметил один из местных жителей. В России при подобном раскладе ты просто убегаешь, и всем на тебя плевать. Здесь же этот местный погнался за мной, крича на всю улицу что-то на арабском. Я забежал в первый попавшийся подъезд, где меня снова заметили и в итоге поймали. После того как меня немножко побили, со мной начали торговаться. Я узнал, что меня могут надолго закрыть в тюрьме за шпионаж. Мы сторговались на 300 долларах, после чего я был отпущен. Ночью в отеле ко мне постучался директор отеля и главный имам Каира, нашедшие мужика, который гнался за мной. Последний долго извинялся и вернул мне деньги. Всё закончилось очень круто! Когда мы выложили фотографии в интернет, об этом событии почти сразу написали BBC, CNN и все, кому не лень. Министерство туризма Египта отреагировало и сообщило, что они очень хотели бы меня наказать за такие деяния. Так что в Египет мне теперь тоже не совсем можно. Хотя под своим настоящим именем я могу туда въехать, так же, как и в Белоруссию.

— Да, но если ты не сможешь всё-таки туда въехать, в этом не будет ничего страшного. Всё, что нужно, ты там сделал. Скажи, ты всегда действуешь скрыто или время от времени приходится с кем-то договариваться?
— Договариваться, как правило, бесперспективно. Охранников можно понять: они своей головой отвечают за безопасность. Проще договориться с руководителями той или иной организации, но, как правило, очень редко кто-то идёт на контакт. К тому же, для того, чтобы сделать крутые фотографии нужно нарушать технику безопасности.
Руферы мост остров Русский
Руферы белорусское метро
Руферы египетские пирамиды
— Твоя цель — это попасть на тот или иной объект или не менее важным является и общественный резонанс? Считаешь ли ты себя провокатором?
— В каком-то смысле да, я считаю себя провокатором. Что касаемо целей, то их три: первая — это приключения, вторая — уникальные фотографии, а третья — ощущения, которые испытываешь, когда поднимаешься на ту или высоту.

— Расскажи, кто работает с тобой в команде и есть ли у вас разделение обязанностей?
— MoscowViews — это я и Дмитрий Балашов. По моему мнению, у него самые крутые фотографии Москвы. Для больших проектов мы привлекаем своих друзей.

— У тебя множество подписчиков в социальных сетях, тебя приглашали на телевидение. В чем ты видишь причину успеха своего проекта и что лично тебя отличает от прочих руферов?
— Не знаю, есть ли в этом моя заслуга, но когда мы делали те или иные вещи, всё это было в новинку. То есть мы первые залезли на Котельническую высотку, на Красные ворота и так далее. Есть много мест, где мы побывали первыми. Начинающие сегодня руферы уже не смогут сорвать столько «оваций», потому что всё уже было до них. Каждый раз нужно делать что-то новое, именно по этой причине в последнее время мы редко лазаем в Москве.
Кирилл Вселенский
— Какие у вас ближайшие планы?
— На зимних праздниках я поеду в Китай, а весной у меня будет трип по США. Ещё нам сейчас заказали проект на четыре города, в рамках которого нам необходимо будет отснять Париж, Барселону, Дубаи и Гонконг.

— Какие советы ты дашь таким же молодым, но еще только мечтающим о руферстве молодым людям? Какие для этого нужны качества, и стоит ли этим вообще заниматься?
— Я никому не советую этим заниматься. Лучше найти себе другое увлечение, не связанное с риском для жизни.

— Тебе двадцать один год. Будешь ли ты продололжать заниматься тем же самым в тридцать, сорок лет?
— Думаю, что нет. Во-первых, в ближайшие три или четыре года закончатся объекты, на которые можно будет залезть, а, во-вторых, в тридцать или сорок я бы хотел заниматься чем-нибудь более спокойным.
Кирилл Вселенский

БЛИЦ

— Самое счастливое событие в твоей жизни?
— Покупка мотоцикла.

— Что бы ты хотел изменить в себе?
— Хотел бы перестать опаздывать.

— Что тебе нравится в себе?
— Решительность.

— Место, где ты чувствуешь себя лучше всего?
— В центре Москвы.

— С кем из ныне живущих людей ты бы хотел познакомиться?
— С солистом Linkin Park.

— Страна, в которой ты не был, но хотел бы побывать?
— США.

— Какие качества ты более всего ценишь в женщине?
— Заботливость.

— Какое у тебя любимое занятие?
— Мотоцикл.

— Чай или цикорий?
— Чай.
Кирилл Вселенский

Читайте также

Comments